Мир магии и мантики

Мир магии и мантики

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ФОРУМ ГРАФИЧЕСКОЙ И РИТУАЛЬНОЙ МАГИИ И МАНТИКИ! .


 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Вход
Имя пользователя:
Пароль:
Автоматический вход: 
:: Забыли пароль?
Последние темы
Социальные кнопки
Декабрь 2016
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
КалендарьКалендарь
Лунный календарь
Радио

Время

Самые активные пользователи
Ева (22282)
 
Индиго (12102)
 
Иссидора (7268)
 
Тифони (3851)
 
Darinna (2587)
 
Марена (2423)
 
Мелана (2396)
 
Охара (1940)
 
Мираслава (1471)
 
Ledi (1202)
 
Самые активные пользователи за месяц
Ева
 
merlin
 
марита
 
Zabava
 
Мираслава
 
Ольга Z
 
Kostyan
 
Фрейя
 
Иссидора
 
Статистика
Всего зарегистрированных пользователей: 906
Последний зарегистрированный пользователь: Kostyan

Наши пользователи оставили сообщений: 80202 в 32318 сюжете(ах)

Поделиться | 
 

 Формирование и работа внутренней цензуры.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Агнеша
Почетный обитатель форума
Почетный обитатель форума


Сообщения : 371
Очки : 820
Дата регистрации : 2016-07-28
Откуда : Тольятти

СообщениеТема: Формирование и работа внутренней цензуры.   Чт Сен 01, 2016 7:11 am

Внутренняя цензура (супер-Эго по Фрейду) – это система социальных запретов, которые стали частью самой личности и принимаются не как внешние, но как свои собственные, внутренние. "Так можно – так нельзя", "Наши предки так не делали", "А об этом и думать не смей" и т.п.– всё это "высказывания" внутренней цензуры. В принципе цензура выполняет роль так называемых защитных механизмов: но от чего она защищает?

Из новой книги
"По стопам Фрейда и немного вперед:
о бессознательном и не только"
 

 
Сперва ребенка учат ходить и говорить, а потом – сидеть и молчать.
Широко известное наблюдение
 
Внутренняя цензура (супер-Эго по Фрейду) – это система социальных запретов, которые стали частью самой личности и принимаются не как внешние, но как свои собственные, внутренние.  "Так можно – так нельзя", "Это хорошо – это плохо" (да и вообще вся система оценок хорошо-плохо и оценок в принципе), "Наши предки так не делали", "Раньше этого не было", "А об этом и думать не смей" и т.п.– всё это "высказывания" внутренней цензуры.
В принципе цензура выполняет роль так называемых защитных механизмов: но от чего она защищает?
Цензура позволяет человеку быть частью социума. Разумеется, Фрейд не опирался на этологию, но с современной точки зрения можно сказать, что наши древние предки сделали гигантский скачок в развитии, когда стали питаться мясом (причем термически обработанным), что потребовало коллективной охоты (за отсутствием выраженных клыков и когтей): на этапе гомо габилиса – человека умелого -  с применением орудий (оружия). Однако то же оружие предок человека мог повернуть и против своего соплеменника.
Если не забывать о том, что человек – хищник, то что такое убийство для хищника? Это способ пропитания и модус жизни. А теперь представьте какой-нибудь мегаполис, в котором в среднем 15 000 000 убийц: животных вида гомо сапиенс. Вряд ли такой социум просуществует долго.
И на этапе появления орудий убийства для охоты начали появляться и первые цензурные запреты:  запрет на убийство, на поедание себе подобных, потом пошли запреты "не укради" и прочие. Многие десятки тысячелетий нарабатывалась цензурная  надстройка: внутренние социальные защитные механизмы на уровне собственных моральных установок личности для защиты как социума в целом, так и конкретного индивида в нем.
По тем же принципам цензура нередко мешает прямой реализации тех или иных потребностей бессознательного: в оптимальном случае – заставляя подыскивать для данной реализации социально приемлемые методы.
Установки Сверх-Я, как ни странно, тоже не осознаются. И практически не подвергаются критике и логическому анализу. Почему это хорошо, а то плохо? Почему так справедливо, а так – нет? У многих людей такие попытки проанализировать цензурные постулаты вызывают резкую негативную реакцию, как правило – идущую тоже из бессознательного. Сила цензуры в том, что человек априори убежден в ее доктринах и не готов, как правило, подвергать их сомнению.
Но при внешне похожих принципах работы цензура у каждого человека тоже индивидуальна. Потому что все им воспринятое проходит в первую очередь через его бессознательное. Да, цензурные постулаты вырабатываются в коллективе и частично могут быть "общественными", социальными, но все равно не всеохватывающими. У каждой личности эта составляющая будет своя: такая, какую он воспринял в процессе воспитания и социализации, пропущенная через собственное "Оно" с его специфическими реакциями, кое в чем адаптированная его личным сознанием. Поэтому, говоря об "общественной цензуре", мы можем говорить только о тех или иных тенденциях в социуме, но никак не о стопроцентном мнении всего социума в целом.
И опять же, четких границ между Я, Сверх-Я и Оно нет.

Одно из наиболее выраженных цензурных воздействий – это чувство стыда при нарушении тех или иных правил и устоев.  Стыд – вообще основной инструмент цензуры, так как она работает через наказание: "Не делай так, иначе тебе будет плохо (неприятно, стыдно)".  Помните, как в автобусах в советское время писали возле кассы: "Совесть – лучший контролер". Но по сути это недалеко от реальности: ведь совесть как часть цензуры - это некий "внутренний полицейский", приставленный к каждому члену  того или иного социума.

Цензурные установки так и передаются от родителей к детям, как набор готовых инструкций, без критического осмысления. Где начинается подобное осмысление – там передаваемый сценарий может быть существенно изменен.  Вообще ребенок в процессе взросления получает много разных "жизненных готовых установок": и из литературы и кинофильмов, и из наблюдения за окружающим миром,  и напрямую от других значимых взрослых людей. Кстати, если какие-то установки грубо противоречат друг другу – ребенок может не усвоить ни одной из конфликтующих.
Вообще с конфликтностью разных цензурных установок приходится сталкиваться часто: в социуме их бывает очень много разных, и человек вообще может этих установок не замечать, пока они адекватно и бесконфликтно работают. Точно так же, как может не замечать работы в собственном организме того или иного органа, пока этот орган здоров и работает без сбоев.  Кстати, при всей уникальности каждого конкретного головного мозга именно цензурные установки с помощью определенного количества стандартных общепринятых паттернов поведения и восприятия, привитых в детстве, позволяют людям одного социума хотя бы в первом приближении понимать друг друга.
Но когда те или иные цензурные устои вступают в конфликт либо между собой, либо с внутренними бессознательными потребностями – тогда человек ощущает конфликт с окружающей социальной средой или с собственным бессознательным.  В подобных случаях эти самые стандартные паттерны поведения и реагирования, вместо того чтобы помогать социальной адаптации, наоборот, начинают активно мешать этому процессу.
Работать самостоятельно с цензурными конфликтами тоже бывает чрезвычайно сложно. Сознание и логика хотя бы могут заниматься исследованиями и поиском различных аналитических ответов на вопрос "почему это принято делать так, а не иначе, и как это можно решить по-другому": цензура же тем и характерна, что на любой вопрос "Почему?.." отвечает коротким "Потому". И если решением того или иного конфликта со средой или с самим собой может стать нахождение работающего варианта "почему", то с цензурой такой номер не проходит. Она не требует и не подразумевает знаний и анализа.  В подобных ситуациях бывает необходима помощь стороннего аналитика, который помогает клиенту выйти из его, клиента, цензурных шор и перевести суть того или иного внутреннего либо внешнего конфликта в его, клиента, сознание.
Собственно, конфликт между бессознательными потребностями и цензурными установками Фрейд называл неврозом. Но прежде чем подробнее говорить о неврозе, необходимо уточнить понятие "потребность и ее удовлетворение", в том числе по Фрейду.
Фрейд обозначал все принципы удовлетворения потребности с позиции "эротизма", при том, что далеко не всё, о чем он говорил, сейчас связывается именно с эротикой и сексом. И именно на основе постоянных апелляций к эротизму его и обвиняли в так называемом пансексуализме. Но эти апелляции связаны в основном с тем, что во время, когда жил и работал Фрейд, на все "эротическое" существовала самая мощная цензура.
В материале о предсознании говорилось, каким образом цензура подавляет реальные потребности человека. Но собственно, что такое эти реальные потребности?
Одна из основных, витальных (жизненных) – потребность в дыхании, в кислороде. Но кислород окружает человека везде, где тот проживает, и удовлетворение этой потребности зачастую даже не осознается. Сложнее с пищевой потребностью, но  она тоже в общем удовлетворяется неосознаваемо (хотя здесь уже начинаются корни той проблематики, с которой приходится работать в случае "заедания своих проблем": компенсаторные механизмы бессознательного требуют удовлетворять нехватку прочих нужных ощущений хотя бы избытком тех, которые доступны).
Но у человека есть и другие витальные потребности: уже из той области, на которую накладывает свое вето цензура. Например, потребность выведения остатков пищеварения из организма. Этот процесс серьезно табуирован всевозможными социальными запретами. Собственно, можно понять, почему: в первую очередь в гигиенических целях, в целях пресечь распространение микробов. Почему, собственно, признак падения социальной культуры – то, что люди справляют свою различную нужду на улицах, иногда даже не скрываясь от посторонних глаз.
И здесь культура (которая по сути и есть часть цензуры) сыграла существенную роль и оказала давление на понимание Фрейдом всей подоплеки бессознательного. Вспомним о методе черного ящика: наблюдаем, что вошло – и что вышло. Но чтобы на основе этих наблюдений спрогнозировать, понять и объяснить происходящие внутри вероятные процессы – сознанию нужна определенная база представлений, понятий и аналогий, на основе которой и происходит это самое прогнозирование и моделирование.  А Фрейд, кроме всего прочего, рос в достаточно жёсткой национальной среде, где придерживались традиций, и плюс еще в довольно выраженном антисемитском окружении остального социума. Поэтому единственный общий критерий, понятный и для одной социальной среды, и для другой – это мир древнегреческих мифов,  к которому Фрейд обращался в качестве источника иллюстраций к своей теории и терминологии для нее.
Таким образом эротизмом Фрейд называл не только сексуальность. Он предлагал два термина из древнегреческой мифологии – Эрос и Танатос, бог любви и бог смерти, где Эрос обозначал любые удовольствия (по сути – удовлетворение тех или иных потребностей любого рода), а Танатос – негативные ощущения и эмоции, иное начало.  И удовольствий у человека может быть много, разных: он опять-таки справляет нужду – ему приятно, ест – ему приятно, занимается творчеством, общается, а то и обманывает ближних своих – если у самого человека во всем этом была потребность, ему тоже это приятно.
Фрейд все удовольствия назвал эротизмом, апеллируя больше к Эросу как "позитивному началу" на языке греческой мифологии. А обвиняющие его в пансексуализме, как говорится, выплеснули с водой и ребенка: не приняли к серьезному рассмотрению его базовые теоретические выкладки. Может быть, у самих воспринимающих в этом месте включилось некое цензурное, предсознательное сопротивление.
Еще одна беда в том, что само по себе удовольствие в то время с цензурной точки зрения считалось греховным, вне зависимости от его характера и области реализации.  Вообще далеко не всё, от чего человек получает удовольствие, является приемлемым для того или иного социума. И здесь снова вспомним про цензуру в качестве "внутреннего полицейского". Когда наши предки только начинали объединяться в стаи, было сложно выжить, если внутри каждого не образовывался такой внутренний цензор: ограничитель реализации личных потребностей правилами и нормами социума. Чтобы не мешать социуму в целом выживать и быть успешным.
Но в каждой среде нормы и запреты бывают свои, и в каждой культуре – свои особенности. Эти особенности наиболее четко видны в сравнении с той цензурой, к которой люди привыкают в своей привычной среде.
Здесь же – вспомним о фразе "Надо поступать разумно", "Я поступаю разумно" и т.д.  Для многих людей с привычкой к цензурным требованиям "разумно" – это значит "как принято большинством", в соответствии не со своим разумом, а с "разумом предков", который не поверяется собственной логикой. Однако проблема такого "разумного" поведения в том, что традиции и обычаи выраженно ригидны и не всегда меняются в соответствии со сменой условий существования: иногда задерживаются куда дольше, провоцируя разного рода социальные регрессы. Зачем, собственно, человечеству и понадобилась логика и аналитическое мышление: чтобы соотносить свои поступки не только с традициями предков, но еще и с изменяющимися условиями реальной жизни.
Итак, обычно базовые витальные потребности удовлетворяются легко (например – дыхание или еда). Но еще одна потребность – к размножению, а точнее, к реализации полового инстинкта (здесь важно не смешивать одно с другим) - связана с определённым преодолением трудностей и эмоциональным напряжением.  Иные виды животных за время своей жизни совокупляются, чтобы дать потомство, только единожды, но фактически идут к этому всю свою жизнь. В бессознательной программе это обозначается как сверхмотив: так как еда-вода-кислород теоретически найдутся, а вот подходящий партнер для спаривания – с этим уже могут быть сложности. Половой инстинкт – супер-сильное влечение, так как нужен не ежедневно. Фактически человек – одно из немногих животных, кто пользуется этим инстинктом не только в целях размножения.
Но с позиции цензуры половое влечение у человека – одно из самых подавляемых и табуируемых. В разные времена эта потребность замалчивалась, называлась "первородным грехом", вытеснялась искусственно из разговоров и всего модуса жизни человека, и т.п. И вот это сильное, чрезвычайно выраженное влечение (с одной стороны) со всем его внешним подавлением (с другой стороны) Фрейд и взял за основу пояснения своей теории: просто как базовый и наиболее наглядный пример работы бессознательного и цензуры.  
Собственно, взаимодействие этих двух "формаций" всегда имеет под собой некий конфликт, нередко доходящий до абсурда: возникновение потребностей естественно формирует возникновение запретов.
Кстати, если говорить о фрейдовских стадиях развития,  то в то время о внутриутробном развитии ребенка знали очень мало и говорили о нем лишь гипотетически. То, что Фрейд называл оральной фазой развития, совпадает с периодом грудного вскармливания, когда основное удовольствие ребенка – это потреблять пищу: желание касаться губами, приятные процессы глотания, вкуса еды, тепла груди матери. Отсутствие этого вызывает в бессознательном напряжение и чувство неудовлетворения.
Анальная фаза по Фрейду – то время, когда ребенок начинает ощущать удовольствие от опорожнения мочевого пузыря и кишечника. Маленькие дети делают это непроизвольно, неконтролируемо, и эти процессы у грудных детей фактически являются продолжением перистальтики кишечника, то есть – функцией бессознательного. А в среднем от полутора до трех лет ребенка начинают обучать контролировать процессы "облегчения" и управлять ими. Включается давление социума, вышеупомянутое табуирование – то есть функции супер-эго. Животному вида гомо сапиенс управлять этими процессами необязательно, а если жить в социуме – то приходится брать это под контроль. Для взрослого человека такой контроль привычен и естественен, и если не перегибать палку – тоже не несет никаких проблем (проблемы бывают разве что там, когда в силу излишнего табуирования данной темы начинает ощущаться нехватка мест для реализации самой потребности).
А вот ребенок испытывает с таким контролем очевидное напряжение: любое обучение сопряжено с периодическими неудачами, а когда на ученика еще и давит сверху цензура, иногда чересчур сильно – обучение может вообще перерасти в трагедию.
Бытует мнение, что ребенок, неся родителям результат пользования горшком и радуясь этому, стремится осознать свой успех и испытывает первую радость творчества. Не буду спорить с этим, однако не будем забывать, что в первую очередь ребенок может испытывать удовольствие  от снятия напряжения, избавления от необходимости что-то фиксировать и сдерживать внутри своего организма. И проблема формирования внутренней цензуры у ребенка на этом этапе возникает, как ни странно, тогда, когда этот его "результат", а то и сам "процесс", всячески демонстрируется посторонним людям, выносится на всеобщее обозрение для того, чтобы ребенка хвалили и радовались тому, "как замечательно он это делает", чуть ли не групповых аплодисментов.  Одна из молодых мам, прочитав не слишком внимательно изначальные работы Фрейда, в данном случае интерпретировала их так: "Мальчик вообще не должен закрывать дверь в туалет, когда писает, чтобы у него не возникло комплексов и он гордился своим пенисом!" Однако, к сожалению, у таких мальчиков и девочек, которым аплодировали всем семейством в процессе "хождения на горшок", в будущем могут быть довольно серьезные проблемы с адаптацией в социуме из-за неадекватного формирования внутренней цензуры.
В 3-6 лет (в среднем) у ребёнка начинается, по Фрейду, генитальная фаза развития.  Ребенок обнаруживает первичные половые признаки у себя и разницу в анатомическом строении мальчиков и девочек. Первая детская реакция на это – попытка изучать это подробнее. Вообще есть точка зрения, которую разделяю и я: что одна из выраженных потребностей животных вида гомо сапиенс – это потребность в новых знаниях, в исследовании непонятных вещей и явлений, в новой информации. Этот процесс познания сам по себе приятен: плюс в данном случае, когда ребёнок изучает свои половые органы, он может испытывать приятные ощущения от прикосновения к ним. Многие говорят, что это стимулирует детскую мастурбацию. Однако нужно заметить, что большинство детей занимается этим, как говорится, от нечего делать: ибо фактически перед каждым ребенком открывается целый мир непознанного, который можно исследовать. Изучение собственного тела преобладает тогда, когда все остальное ребенку либо запрещено, либо так или иначе от него скрыто. И когда у него нет более увлекательных удовольствий. Плюс еще и то, что ранняя детская мастурбация обычно провоцирует всплеск новых цензурных запретов, вплоть до того,  в какой позе ребенок должен держать руки во сне. И тут опять тот случай, когда закручивание гаек приводит к всплеску запрещенного процесса: даже не столько в качестве протеста, сколько в качестве естественной попытки компенсировать потребность в удовольствиях тогда, когда многое вокруг запрещается.
И важно помнить, что хоть цензура и полезна, но как говорится, все есть яд, и все есть лекарство, важна лишь доза. Там, где количество запретов и табу начинает зашкаливать за все разумные пределы – у людей, живущих в социуме, начинаются серьезные проблемы. Передозировка цензуры породила массу так называемых комплексов, неврозов и прочих сложностей, о которых стоит поговорить подробнее.

 

© Нарицын Николай Николаевич
врач-психотерапевт, психоаналитик
г. Москва

_________________
"Имеющие терпение способны создать шелк из листьев и мед из розовых лепестков."
Навои
Вернуться к началу Перейти вниз
 
Формирование и работа внутренней цензуры.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Мир магии и мантики :: ПСИХОЛОГИЯ, ПАРАСПИХОЛОГИЯ, ФИЛОСОФИЯ. :: Психология личности и отношений-
Перейти: