Суицид: психологические основы.
Мир магии и мантики

Мир магии и мантики

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ФОРУМ ГРАФИЧЕСКОЙ И РИТУАЛЬНОЙ МАГИИ И МАНТИКИ! .


 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Вход
Имя пользователя:
Пароль:
Автоматический вход: 
:: Забыли пароль?
Последние темы
Социальные кнопки
Декабрь 2016
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
КалендарьКалендарь
Лунный календарь
Радио

Время

Самые активные пользователи
Ева (22473)
 
Индиго (12102)
 
Иссидора (7326)
 
Тифони (3851)
 
Darinna (2587)
 
Марена (2423)
 
Мелана (2396)
 
Охара (1940)
 
Мираслава (1484)
 
Ledi (1202)
 
Самые активные пользователи за месяц
Ева
 
Иссидора
 
Фрейя
 
merlin
 
Мираслава
 
Zabava
 
Ольга Z
 
merlian
 
Tajana
 
марита
 
Статистика
Всего зарегистрированных пользователей: 910
Последний зарегистрированный пользователь: Добрая Фея

Наши пользователи оставили сообщений: 80547 в 32483 сюжете(ах)

Поделиться | 
 

 Суицид: психологические основы.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Агнеша
Почетный обитатель форума
Почетный обитатель форума


Сообщения : 372
Очки : 821
Дата регистрации : 2016-07-28
Откуда : Тольятти

СообщениеТема: Суицид: психологические основы.   Ср Авг 03, 2016 4:25 pm

Для того, чтобы глубже понять феномен суицида необходимо уяснить следующие положения:

1. Есть среди психологов точка зрения, что смысл жизни держится (основывается) на дефиците её ценностей. (Человек должен быть голодным, чтобы ценить пищу, как ценность, наполняющую его жизнь смыслом). Возможно это так... Но существуют ситуации (пограничные ситуации), когда личность обречена на смерть и уже нет ценностей жизни (вот уж действительно есть дефицит ценностей!), но личность не находит смысла жизни и ускоряет сама себе кончину. Но в той же ситуации некоторые находят смысл жизни. В чём?... В том, чтобы остаться Человеком. Состояться им, несмотря на начало конца. Здесь на место внутреннего смысла бытия (смысла жизни), приходит некий внешний смысл бытия, как забота человека о внешнем мире, как некая ответственность человека, ощущающего себя связующим звеном между прошлым и будущим. Человек последний раз задаёт себе вопрос: «Почему я здесь был?» Он понимает, что миру это было нужно. Он понимает, что своим появлением не мир позаботился о нём, а наоборот, мир нуждаясь в нём, создал его. Мир позаботился о его рождении, нуждаясь сам в заботе с его стороны. Всё это есть последний смысл жизни человека. А смысл жизни, завязанный на дефиците её ценностей — это первый смысл жизни индивида (не Человека!) Личность позднее познаёт, что понимать смысл жизни только на основании её потребностей деструктивно, и, порой, даже опасно для её психического здоровья.

Забота выступает последним преодолением барьера человека, находящегося в пограничной ситуации. В ней последний смысл жизни человека. Забота — источник радости, которая последний раз наполняет жизнь смыслом. Почему? Потому, что забота создаёт барьер преодоления. Схематично можно представить так:

забота — преодоление (барьера) — переживание — смысл жизни

Дефицит ценностей здесь ни причём?! В пограничной ситуации человек сам себе организует последнюю радость жизни ... из заботы. Если личность организует себе заботу, как последний смысл жизни, значит ли это что она ещё привязана к ценностям жизни? Таким образом, преодоление не обязательно идёт по механизму создания дефицита ценностей. Забота никакого отношения к дефициту ценностей не имеет, но она наполняет жизнь смыслом.

Когда мы заботимся, то мы терпим, создавая себе дефицит ценностей переживания? Только в этом ли суть заботы?

Если мы заботимся только ради терпения, которое создаёт нам потом настроение, то это уже не забота о другом — забота о себе т. е. это не Забота. Я забочусь о ребёнке не ради, а вопреки. Меня при этом не волнует будет у меня радость после заботы или нет. Я просто забочусь и уже в этом радость... Другое дело, когда пограничная ситуация. Человеку не до других (казалось бы), а он находит силы заботиться о других и не ради, а вопреки.

А может Человек инстинктивно приучен заботится, так как в начале почувствовал, что это производит радость т.е. если теоретически предположить, что забота не давала бы радость, то продолжалась ли она? Радость от истинной заботы, по видимому, приходит не как результат преодоления, а как радость от увиденного результата, вызванного заботой! Или там сложная взаимозависимость и диалектика этих двух механизмов?

Тождественны ли процессы, связанные с дефицитом ценностей и преодолением барьера. Преодоление, пожалуй, не всегда связано только с дефицитом ценностей. И дефицит ценностей не всегда подразумевает преодоление барьера.

Преодоление барьера, скорее всего, лишь условие разрешения дефицита ценностей. Во время пограничной ситуации (умирания), когда личность организует себе свой последний смысл, она создаёт себе условие для рождения ценностей, которых казалось бы нет. Она заботится не осебе, а о других. Это преодоление. И в награду личность получает ценность переживания себя Человеком.

Таким образом, наличие дефицита ценностей, ещё не подразумевает автоматическое появление смысла жизни. Необходимо преодоление, после которого может родиться ценность. Необязательно при отсутствии барьеров смысл жизни утрачивается. Пожалуй, это не так. Свидетельством тому следующий пример: «Человек в пограничной ситуации имеет барьер остаться Человеком, несмотря на тяжёлые страдания, но не находит в этом смысла и идёт на суицид от страданий. Барьер есть, а смысла жизни нет».

2. Почему мы иногда начинаем видеть, чувствовать и понимать смыслы и ценности, которые ранее были заблокированы каким-то фильтром? Почему эти фильтры снимаются и мы начинаем видеть красоту? В мозгу происходят какие-то трансформации и он сливается с природой? Мозг возвращается в своё состояние ориентированное на природу, природой. Это состояние слито с природой. Возможно у мозга есть тенденция уходить от природы, противопоставлять свою материю (мозга) материи Природы. Но с другой стороны, тогда когда мы видим эту красоту — мы пьяны и в нашем мозгу преобладают медиаторы настроения — ключики, которые субстрат мозга делают субстратом Природы.

3. Там, где суицидный феномен перестаёт быть продуктом ума и любопытства, начинается нечто, не являющееся суицидом. Это глубже...

4. Когда знания личности о себе исчерпаны, а знания об окружающем недостаточны, то кончается внутренняя жизнь, так как появляется иллюзия всезнания, и как следствие суицид.

5. Для некоторых покончить жизнь самоубийством является развлечением, т.к. жизнь для них скучна.

6. Суицидное состояние — это особая форма бессонницы, вызывающая желание заснуть навсегда. Иными словами, если смерть рассматривать как вечный сон, то относительно последнего существует некая бессонница — это суицидное страдание и беспокойство.

7. Истинный игрок по жизни тот, который из-за скукоты способен покончить жизнь самоубийством, то есть он настолько играет, что не понимает смерть, воспринимая ее как развлечение и не осознавая, что это последнее развлечение.

8. Восприятие жизни в процессе развития личности имеет следующие этапы:

9. Невосприятие жизни, которое позволяет просто жить и радоваться ей. Здесь отсутствует попытка разума воспринимать жизнь в целостности, как некий объект. Это детство.

10. Невосприятие жизни, приводящее к конфликтам. Здесь опять таки нет целостного смыслового восприятия жизни и отсутствует дума о смерти.

11. Восприятие жизни, как нечто целостное, как объект на фоне смерти. Появляется феномен: «Взять от жизни всё, дескать один раз живем» — это юношество, приводящее к пьянству, дурным привычкам, отрицанию советов взрослых. Это есть потребительское восприятие жизни.

12. Личность адаптируется к будущей смерти, начинает успокаиваться и уже не берет от жизни, а старается просто жить, как когда-то делала это в детстве.

13. Вшивание — метод кодирования, имитирующий разрыв вен в состоянии суицида.

14. Единственное в своей жизни добро совершает истинно злой человек, и то по отношению к себе — это самоубийство.

15. Не все самоубийцы желают быть убитыми собственными руками.

16. Порой погоня за острыми ощущениями является замаскированной формой желания самоуничтожения в силу бессмысленности существования.

17. Все люди, в той или иной форме, в большей или меньшей степени, «убивают» друг друга «убивая» тем самым себя.

18. Душевное состояние в пограничной ситуации отличается от состояния экзистенциональной пустоты тем, что в первом случае смерть приходит независимо от личности, во втором — смерть вызывается и привносится самой личностью. Поэтому самоубийство — это игра эгоизма, и его можно избежать, так как это не онтологический процесс.

19. Для некоторых личностей желание самоубийства вызвано тоской по своей сущности.

20. Все суицидники хотят заснуть «вечным» сном, нежели умереть. Суицидников надо лечить долгим сном. Необходимо работать над этим.

21. Некоторые творцы достигают вершин своего развития и, чтобы не деградировать в обратную сторону, умертвляются чрезвычайным происшествием или самоубийством.

22. Поиск себя личностью, гребущей под себя, всегда тупиковый и ведет, в конце концов, к самоуничтожению (суициду).

23. Скорее всего, суицидные мысли возникают не благодаря потере смысла жизни, а благодаря потере ее ценностей. Иными словами, человек кончает жизнь самоубийством, не благодаря рациональности мышления («Зачем я живу? В чем смысл моей жизни?»), а благодаря эмоциональному состоянию, то есть потере ценностей переживания.

24. Любая деструктивность личности складывается из элементов (частиц) малых «убийств» вещей окружающего мира. Эти «убийства» не являются явными (то есть преступлениями), но, являясь квазисмыслами жизни, в конце концов собираясь в единое, образуют единый конечный смысл — смысл самоуничтожения самоубийства.

25. В системе МВД необходимо открыть банк данных, полученных на основании психологического тестирования тех, кто имеет наименьшую вероятность покончить жизнь самоубийством. Тогда будет легче расследовать убийства, так как версия самоубийства будет отпадать.

26. Церковь воспринимает негативно суицидных личностей и оценивает их как больших грешников. Это верно, но оценивать суицидников необходимо не за их акт самоубийства, а за те преступления, которые привели к самоубийству. Это преступления перед собой и другими. Главным преступлением в этом случае выступает деятельность гипертрофированного ЭГО суицидной личности.

27. Высокий суицид среди психиатров связан:

С периодической рефлексией суицидного переживания пациентов;
С периодической рефлексией о позитивных смыслах жизни выздоровевшего суицидника. Эти смыслы в картинках рефлексивного прцесса имеют лишь ценностно-понимаемый характер, но не переживаемый. Психиатр бывает удивлен скучным вещам, которые наполняют жизнь человеку. Он разочаровывается в тех скудных ценностях, которыми наполняется смысл жизни выздоровевшего суицидника, так как психиатр воспринимает это вербально, то есть в обедненном виде.
28. Суициды и наркомания часто являются следствием аллергии на жизнь.

****

Существует два типа нехотенья:

(+*) — нехотенье, открывающее сущность жизни (бытия);

(-*) — нехотенье, открывающее сущность смерти (суицид).

****

Ценности, которые произносятся собеседником, часто являются лишь понимаемыми ценностями для слушающего, но не переживаемыми. Такой слушатель может разочароваться и в своих ценностях. Это может привести наиболее депрессивно-чувствительных личностей к суициду.

29.Благодаря позитивному ощущению, из ничто, из пустоты сознания (мышления), рождается нечто. Позитивное ощущение первично по отношению к ничто (пустоте сознания) и благодаря ему в сознании образуется нечто. Если сознание застревает в ничто, не «подпитываясь» позитивным переживанием, то в нем рождается единственное нечто — мысль о самоубийстве.

30. Некоторые личности рисуются перед близкими, говоря о намерении самоубийства. Такое художничанье о самоубийстве возбуждает у этих личностей жизнеутверждающие ценности. А некоторые личности, наоборот, рисуются своей любовью к жизни, хотя в действительности, рискуют пополнить отряд самоубийц.

31. Только одно суицидное желание нельзя остановить. Это когда личность познает глубоко грешное эгоцентрическое сознание окружающих и становится воистину одинокой.

32. Любая депрессия есть всегда презрение к себе и как следствие — презрение к человеку. Депрессивник — внутренний преступник над собой, развивающийся в преступника над другими. Он должен либо уйти от людей навсегда, либо выздороветь, третьего не дано. Кто эту проблему решает третьим путем, в конце концов обречен на самоубийство.

33. Хоть как-то можно оправдать только тот суицид, который вызван ощущением собственного ничто-жест-ва. Все остальные суициды совершаются руками Бога.

34. Все для человека имеет смысл. Даже отсутствие смысла жизни.

Суицид часто происходит от того, что отсутствие смысла жизни для человека:

а) имеет смысл?

б) не имеет смысл?

35. Когда страх смерти начинает уравниваться со страхом жизни, начинается истинный суицид.

36. Суицид в большинстве случаев является следствием бездействия или бездеятельности личности, которые ведут к овеществлению души. Личность все больше и больше начинает относиться к себе как к вещи.

37. Человек — машина, работающая либо по программе суицида, либо по программе мирового разума

38. У личности может быть потребность в самоубийстве (личностный смысл в самоубийстве) и при этом не быть смысла жизни.

39. Личностный смысл — это еще не весь смысл жизни, а только ее часть. Личность может иметь личностный смысл, но не иметь смысла жизни. Бывает так, что личностный смысл есть — он в суициде, а смысла жизни нет.

40. Склонность личности превращать ценности переживаемые лишь в понимаемые — склонность к суициду.

41. Жизнь человека имеет смысл, пока существуют барьеры, которые необходимо преодолевать. Если такие барьеры исчезают и остается лишь один барьер — страх смерти, который личность не видит ( то есть для нее не существует страха смерти), то личность становится суицидной.

42. Сознание — игра пустоты. Душа умирает, когда эта игра прекращается. В результате пустота начинает костенеть и возникает суицидная пустота.

43. Могут ли существовать такие интеллектуальные автономные машины, которые при определенных внешних и внутренних переменных величинах вырабатывали бы в себе алгоритм операций, направленных на выключение или самоуничтожение? И может ли такая машина служить моделью суицидной личности?

Эта машина должна оперировать некими смысловыми операциями и смыслами. В конце концов, оперируя и развиваясь в среде этих смыслов она должна прийти к последнему смыслу — смыслу к самоуничтожению. Лишь тот смысл жизни предпоследний, за которым идет последний смысл жизни — самоуничтожение машины. Самоуничтожение происходит при жизни. Поэтому оно есть последний смысл жизни.

Здесь возможно два подхода:

Машина изначально запрограммирована на самоуничтожение и уничтожает себя в силу своей же эволюции;
Машина не запрограммирована на самоуничтожение, но в результате неких внешних условий в ней создаются внутренние условия, направленные на самоуничтожение.
По-видимому, такие машины должны уметь распознавать («самосознавать» себя в целостности) и «думать» о смысле своего «существования». Машина должна уметь задавать себе вопросы: «Ради чего я работаю? Кто есть я, так работающая? Имеет ли смысл дальше так работать или лучше выключиться?» При этом такое выключение возможно в двух случаях:

Выключение при расстройстве отдельных элементов машины;
Выключение при нормальном функционировании всех систем, но эти системы воспринимают внешние факторы как жизнеобеспечивающие, то есть машина не теряет алгоритм привязки к внешнему миру, сохраняя все свои элементы хорошо работающими как приборы. То есть это должно быть чисто информационное самоуничтожение. Это должен быть некий компьютерный вирус, который возникает изнутри самой машины, а не вне её. Информатика говорит, что такой самовозникающий компьютерный вирус должен иметь предпосылки, вызванные исключительно взаимодействием с внешним миром. Иначе быть не может. Но мы задаем вопрос: возможен ли этот вирус, выходящий из самой машины, как некая скрытая программа, которая ранее дремала и вдруг заработала? Здесь возможно два варианта:
44. Вирус как результат интеллектуального накопления, научения и развития;

Вирус как результат ослабления (расстройства) неких функций машины.

45. Смысл жизни часто путают со смыслом бытия. Под смыслом жизни правильнее понимать нечто, связывающее человека с жизнью, делающую жизнь привлекательной. Это нечто — ценности, которые привязывают нас к жизни. Так одной из этих ценностей выступает ценность переживания экзистенции — чувство, в основе которого лежит ощущение смысла бытия в мире, чувство глубинной связи себя как части мира, который нуждается в тебе. Это забота по Хайдеггеру. Это некий внешний смысл, но он и является частью смысла жизни человека. Возможно, смысл бытия первичен по отношению к смыслу жизни? Но, возможно, они взаимосвязаны? Таким образом, смысл жизни — это некий внутренний психический смысл бытия человека. А смысл бытия — трансцедентный смысл, который вне человека, но открыт к нему и наполняет его смысл жизни. Иными словами, ценность переживания экзистенции, являющаяся составляющей смысла жизни — некая часть изнанки смысла бытия, повернутая к человеку и поэтому частично наполняющая его смысл жизни. Но эта часть является неким цементирующим звеном между различными ценностями как составляющими смысла жизни.

В пограничной ситуации происходит некое «вымывание» всех ценностей, привязывающих человека к жизни и остается одна ценность — ценность переживания смысла «внешнего» бытия, как некий каркас, как некая глубинная связь бытия человека и бытия мира. Эта глубинная связь имеет свою иерархию. Уже сейчас психологами показана ее низшая стадия, когда любое движение человека в мире (например, двигательные операции с предметами) рассматриваются так, что среда, в которой находится человек представляется как часть человека. В противном случае (если исключить слияние среды и человека) объяснить феномен человека и его психологических проявлений не удается. Таким образом, экзистенция имеет низший (латентный и не осознаваемый) уровень (в начале онтогенеза). Далее, в процессе развития, эта вышеприведённая связь приобретает более глубокое качество — качество экзистенции. Экзистенция — каркас психологического бытия. Поэтому психическое бытие можно изучать в терминах внешнего мира, так как есть глубинная связь психической (внутренней) и природной (внешней) реальности. И нет необходимости при изучении психического бытия замыкаться только в нем. Это заблуждение Хайдеггера.

Связь психической и природной реальности имеет иерархичность и не сводима только к экзистенции. Эта связь растворена везде и во всем как на глубинном, так и на поверхностном уровне. Хайдеггер пытался влезть в эту глубину из психического, из языка, минуя верхние слои, и оказался недостаточно убедительным. Необходимо идти с «поверхности» природной и психической реальности в их глубину. Связь есть везде. А затем экстраполировать из поверхности в глубину.

Доцент, кандидат психологических наук, Рамиль Гарифуллин

_________________
"Имеющие терпение способны создать шелк из листьев и мед из розовых лепестков."
Навои
Вернуться к началу Перейти вниз
 
Суицид: психологические основы.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Мир магии и мантики :: ПСИХОЛОГИЯ, ПАРАСПИХОЛОГИЯ, ФИЛОСОФИЯ. :: Психология личности и отношений-
Перейти: