ФИЗИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ В ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЯХ
Мир магии и мантики

Мир магии и мантики

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ФОРУМ ГРАФИЧЕСКОЙ И РИТУАЛЬНОЙ МАГИИ И МАНТИКИ! .


 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Вход
Имя пользователя:
Пароль:
Автоматический вход: 
:: Забыли пароль?
Последние темы
Социальные кнопки
Декабрь 2016
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
КалендарьКалендарь
Лунный календарь
Радио

Время

Самые активные пользователи
Ева (22473)
 
Индиго (12102)
 
Иссидора (7336)
 
Тифони (3851)
 
Darinna (2587)
 
Марена (2423)
 
Мелана (2396)
 
Охара (1940)
 
Мираслава (1486)
 
Ledi (1202)
 
Самые активные пользователи за месяц
Ева
 
Иссидора
 
Фрейя
 
merlin
 
Мираслава
 
Zabava
 
Ольга Z
 
merlian
 
Tajana
 
Акесо
 
Статистика
Всего зарегистрированных пользователей: 910
Последний зарегистрированный пользователь: Добрая Фея

Наши пользователи оставили сообщений: 80562 в 32493 сюжете(ах)

Поделиться | 
 

 ФИЗИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ В ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЯХ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Индиго
Admin
Admin


Сообщения : 12102
Очки : 28072
Дата регистрации : 2014-01-12

СообщениеТема: ФИЗИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ В ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЯХ   Пн Июн 13, 2016 8:46 pm

ФИЗИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ В ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЯХ
 
Как можно видеть из приводившихся ранее примеров, мир осознанных сновидений обычно хорошо имитирует мир бодрствования. Даже если человек подведен к осознанию того, что спит, каким-то фантастическим обстоятельством, это обстоятельство обычно не переходит в последующее осознанное сновидение. Мир осознанных сновидений, конечно, отличается от мира бодрствования, но не разительным образом. У человека могут появиться способности к полету, к психокинезу[1], но обстановка, в которой он летает или «творит чудеса», остается имитацией физической реальности. Осознанные сновидения напоминают эту реальность тем, что в них как правило:
Животные и предметы не персонифицируются и не начинают говорить.
Люди — как известные сновидцу, так и вымышленные — имеют выраженные личностные качества; ни люди, ни вещи не изменяют своей идентичности по ходу сна.
Хотя иллюзорное тело сновидящего не обязательно напоминает его тело в бодрствующей жизни, оно не меняет своих свойств в процессе сна.
Законы физического мира обычно не нарушаются, а если это и происходит, то способом, который можно назвать «аккуратным». Создается впечатление, что законы физического мира не забываются и не игнорируются, а тщательно имитируются, при этом некоторые детали просто опускаются.
Приведенные в предыдущих главах примеры служат достаточной иллюстрацией подобного реализма. Теперь же мы приведем примеры его нарушений в осознанных сновидениях, хотя необходимо помнить, что подобных примеров не так уж много:
Это место напоминало небольшую поляну в лесу или уголок парка — не слишком ухоженный, поскольку трава под ногами была редкой, а ее цвет — темно-зеленым. Рядом росло несколько деревьев и кустов, покрытых цветами; в траве в нескольких ярдах впереди сидели какие-то существа, напоминающие мелких животных или птичек, и я воспринял их как воплощение любви, если судить по ощущениям, возникшим в моем сердце при взгляде на них. Но это чувство проявилось не слишком сильно, и по мере того, как я смотрел на них, животные превратились в букеты цветов, один из которых состоял из нескольких нарциссов ярко-желтого цвета. Как только произошло это превращение, с земли взлетела птица, очень похожая на голубя, но безжизненного вида. Осознание своей неполноценности ввергло меня в печаль, с оттенком стыда.[2]
Это сновидение противоречит тому, что люди и вещи должны сохранять свою идентичность. Тем не менее, заметим, что даже здесь изменение было не совсем «противозаконным», поскольку доктор Уайтмен придал превращению психологический смысл:
Помню, однажды я оказался в большой пустой комнате без окон. Кроме меня, в комнате только маленький черный котенок. «Это сон, — говорю я про себя, — но как мне подтвердить, действительно ли я сплю, или нет? Наверное, попробую следующий способ. Пусть этот черный котенок превратится в большую белую собаку. В бодрствующем состоянии это невозможно, и если это произойдет, значит, я сплю». Я говорю это себе, и тут же черный котенок превращается в большую белую собаку. Одновременно исчезает стена напротив и открывается горный ландшафт с рекой, которая течет в отдалении, извиваясь, словно лента. «Любопытно, — говорю я себе. — Ведь ни о каком ландшафте речи не было; откуда же он взялся?» И вот во мне начинает шевелиться какое-то слабое воспоминание: где-то я видел этот ландшафт, и он каким-то образом связан с белой собакой. Но тут я чувствую, что если позволю себе углубиться в этот вопрос, то забуду самое важное, а именно: то, что я сплю и осознаю себя, т.е. нахожусь в таком состоянии, которого давно хотел достичь. Я делаю усилие, чтобы не думать о ландшафте, но в ту же минуту ощущаю, что какая-то сила увлекает меня задом наперед. Я быстро пролетаю сквозь заднюю стену комнаты, продолжаю лететь по прямой, а в ушах слышен звон и ужасный шум. Внезапно я останавливаюсь и просыпаюсь.[3]
Этот тип сильного отличия от нормальной последовательности событий в физической реальности очень нетипичен для осознанных снов. Возможно, объяснение ему кроется в характере сновидящего. Успенский был сильно озабочен тем, чтобы в осознанном состоянии видеть в точности такие же сновидения, что и в неосознанном.
Следующие три примера показывают, как переживания во время осознанного сновидения могут отличаться от переживаний в бодрствующей жизни:
Я летел над покрытой лесом местностью: участки соснового леса перемежались песчаными прогалинами — и мысленно приказал «креслу» подняться как можно выше. Я хотел, чтобы оно летело над лесом, и поначалу не был уверен, будет ли оно устойчивым наверху, но оно вело себя вполне удовлетворительно. Один раз оно не смогло сделать то, что я хотел (Между прочим, хотя я не отметил этого во сне, в чем-то ситуация была очень забавна. Я уже летел над покрытой редким лесом местностью, глядя на низкую поросль далеко внизу, как вдруг на пути появились необычайно высокие деревья — в несколько раз выше высоты моего полета. Это можно было бы объяснить тем, что эти деревья росли на гребне горы, круто поднимавшейся из долины, но во сне я об этом как-то не подумал). Я попытался поднять кресло над вершинами деревьев, но оно не поднималось, а лишь огибало их.[4]
9 сентября 1904 года мне приснилось, что я стою на столе перед окном. На этом столе были и другие предметы. Я совершенно четко осознавал, что сплю, и подумал о том, какие эксперименты мог бы провести в этом состоянии. Начал я с того, что попытался разбить стекло с помощью камня. Я положил маленькое стеклышко на два камня и ударил по нему третьим камнем. Но оно не разбилось. Тогда я взял со стола красный фужер и стукнул по нему изо всей силы кулаком, одновременно осознавая, насколько опасным это было бы в бодрствующей жизни. Тем не менее, он уцелел. Но чудо: когда я посмотрел на него снова через некоторое время, он оказался разбитым. Он по-настоящему разбился, но немного позже, чем следовало бы — как актер, пропустивший подсказку. Это пробудило во мне очень любопытное впечатление пребывания в поддельном мире, нарисованном правильно, но с небольшими дефектами.[5]
Через какое-то время мы покинули карнавал и костер и отправились по желтой дороге, проходившей через безлюдную пустошь. Как только мы ступили на эту дорогу, она неожиданно встала перед нами стеной, превратившись в полосу золотистого света, простирающуюся от земли до неба. Тогда в этой янтарной светящейся дымке возникли бесчисленные разноцветные фигуры людей и животных, представляющих эволюцию человека на разных стадиях цивилизации. Эти формы исчезли, полоса потеряла свой золотистый оттенок и превратилась в массу вибрирующих колец или туманностей (наподобие лягушачьей икры) пурпурно-голубого цвета. Они, в свою очередь, превратились в «павлиньи глаза», после чего неожиданно возникло кульминационное видение гигантского павлина, чей распахнутый хвост заполнил все небо. «Это видение вселенского павлина», — сказал я своей жене. Восхищенный великолепием этого зрелища, я стал громко читать мантру. Затем сон прекратился.[6]
Все вышеописанные отклонения от полного реализма довольно редки. Однако база данных, накопленных к настоящему времени[7] слишком мала, чтобы можно было проводить ее статистический анализ. И нет гарантии, что при ее увеличении соотношение реалистичных осознанных сновидений и осознанных сновидений с отклонениями от реализма останется таким же, как сейчас. Кроме того, при анализе желательно учитывать стадию обучения человека, на которой у него были те или иные типы сновидений: ведь осознанным сновидениям можно обучаться, и возможно, степень имитации ими обычной реальности также изменяется в этом процессе. Трудно даже предсказать, в каком направлении должен развиваться процесс обучения. Может быть, человек начнет видеть все более точную имитацию мира бодрствования; но возможно также, что он постепенно освободится от потребности имитировать физическую реальность, и развитие приведет к увеличению свободы символического выражения.
Кроме полетов и «волшебных» манипуляций окружением, существует другое отклонение от реализма, постоянно возникающее в осознанных сновидениях (а также во внетелесных переживаниях). Это использование падения или полета сквозь туннель для больших перемещений в пространстве, а возможно, и во времени:
Затем я решил, что можно попробовать попасть в один разрушенный храм в Тибете, о котором говорил мой учитель, Азелда. С этой целью я сосредоточил всю свою волю на этом желании, приготовившись сорваться куда-нибудь в горизонтальном направлении. Результат оказался совершенно неожиданным. Земля под моими ногами схлопнулась, и я стал падать с огромной скоростью вниз по темному узкому туннелю, или шахте. Это падение продолжалось до тех пор, пока я не потерял ощущение времени, — казалось, что я падаю на протяжении нескольких часов. Что-то во мне было охвачено страхом, но я пытался сохранить спокойствие, говоря себе, что на самом деле я лежу в постели в Уимблдоне, и мой учитель защищает меня. В конце концов я мягко пришел в состояние покоя. Темнота и тишина; затем, словно пробуждаясь от тяжелого сна, я начал постепенно осознавать окружающее.[8]
Потом мне захотелось попасть в один храм в Аллахабаде, о котором я слышал раньше. Я начал двигаться с возрастающей скоростью и остановился в современной комнате, освещенной блестящим светом. Мужчина и женщина сидели за столом и ели. Похоже, они не замечали меня. Я снова повторил свое желание: «Храм — Аллахабад — Индия — в прошлое». И тогда, как мне показалось, в пространстве астрального мира образовалась дыра или щель, и через нее, вдалеке, как будто в конце длинного туннеля, я смутно увидел нечто, напоминающее вход в храм, и сквозь него виднелась статуя. Тогда я снова стал двигаться вперед, но, к своему разочарованию, почти сразу же остановился в другой комнате, где за столом с остатками пищи сидели три женщины. Четвертая женщина, приятной наружности, с длинными волосами и голубыми глазами, вставала из-за стола. По-видимому, никто из них меня не замечал. Помня о своей цели, я еще раз повторил: «Храм — Аллахабад — Индия — в прошлое». Снова перед глазами возник туннель, а затем что-то вывело меня из транса — не знаю, что именно. Тут же я помчался обратно к своему телу и проснулся.[9]
Я решил попробовать «выйти из тела», и по этой причине целый день постился. Я лежал на кровати и концентрировался. Через какое-то время я обнаружил, что проваливаюсь, как обычно в начале опыта такого рода: человеку кажется, что он проваливается, а затем он приходит в себя и возвращается. Через короткое время мне удалось «позволить себе упасть», но в этот раз я падал гораздо дольше обычного. Казалось, что я лечу, миля за милей, сквозь вату, с таким чувством, что она смыкается за мной, и мне уже не вернуться обратно. Также мне казалось, что я двигаюсь назад в прошлое. В конце концов падение прекратилось, и я обнаружил, что стою в коридоре монастыря. Место было совершенно незнакомым, но у меня было чувство, что это все уже происходило в прошлом. В коридор вышел монах и, похоже, увидел меня. Он остановился и обратился ко мне, спросив, чего я хочу. Я не мог произнести в ответ ни слова, и тогда он осенил меня крестным знамением, а я почувствовал, что он повелевает мне уйти. В этот момент я вернулся в свое тело на кровати.[10]
Вышеприведенные примеры «туннельных переживаний» включают два случая, которые были классифицированы как «внетелесный опыт». Туннель одинаково появляется как в осознанных сновидениях так и во внетелесных переживаниях, но в последних — чаще, поскольку он естественнее сочетается с более интересными странствиями, обычно определяемыми как «вне-телесные». Поэтому его роль во внетелесных путешествиях значимее, чем в осознанных сновидениях, где он проявляется довольно эпизодически.
Итак, мы обсудили степень привязанности осознанных сновидений к физическим законам мира бодрствования. В следующей главе мы исследуем, как проявляется в них психологический реализм — то есть, насколько правдоподобно они отражают личности людей и их взаимодействие друг с другом.





[1] Психокинез – способность производить объективные изменения в физическом мире усилием воли. – прим. перев.
[2] Whiteman, p. 73.
[3] Ouspensky, pp. 279-280; частично цитируется перевод «Новой модели деленной» на русский язык Н.8. фон Бока - прим. перев.
[4] Испытуемый В.
[5] Von Eeden, p. 448
[6] Fox, pp. 90-91.
[7] Книга написана в 1968 г. - прим. перев.
[8] Fox, р. 106.
[9] Fox, р. 98.
[10] Испытуемый А.
Вернуться к началу Перейти вниз
 
ФИЗИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ В ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЯХ
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Мир магии и мантики :: ДРУГИЕ ПРАКТИКИ И НАПРАВЛЕНИЯ :: Осознаные сновидения-
Перейти: